Это интересно

26.01.2024

«Чехов - тонкий, чистый, благородный художник...» (К. Бальмонт «Имени Чехова»)

В коллекции «Чеховский фонд» Таганрогского музея-заповедника хранится афиша публичной лекции К.Д. Бальмонта «Поэзия как волшебство». В начале 1914 года Константин Бальмонт устроил тур поэтико-лекционных выступлений по России. Лекция поэта в Таганроге состоялась 30 марта 1914 г. Денежный сбор с этой лекции поступил в фонд на сооружение памятника А.П. Чехову в Таганроге.

Фото 1.JPG

Афиша лекции

Такое внимание к именитому таганрожцу со стороны поэта было неслучайным. К. Бальмонт и А.П. Чехов были знакомы. Исследователь Гусихина Н.П. в своей работе «А.П. Чехов и русская поэзия XIX века» отмечала, что «анализ поэтической части библиотеки писателя дает много ценных материалов и свидетельствует о том, что поэзия занимает значительное место в круге его чтения».

В фонде «Личная библиотека А.П. Чехова» хранятся три сборника стихов К. Бальмонта с дарственными надписями. Автографы Бальмонта и письма Чехова к Бальмонту свидетельствуют о взаимном искреннем почитании таланта друг друга. Бальмонт был единственным поэтом-символистом, которого связывало с Чеховым не поверхностное знакомство, а дружеские отношения. В мае 1902 г. Чехов писал Бальмонту: «Вы знаете, я люблю Ваш талант, и каждая Ваша книжка доставляет мне немало удовольствия и волнения». В начале 1903 г. Антон Павлович заметил в письме к О.Л. Книппер: «Ведь, пожалуй, ни один человек не относится к этой каналье так хорошо, как я; мне симпатичен его талант».

Фото 2.JPG Фото 3.JPG

Дарственные надписи Бальмонта

В письме К.Д. Бальмонту от 1 января 1902 г. А.П. Чехов сообщает: «Из Ваших книг у меня имеются: 1) «Под северным небом»; 2) Шелли, выпуск 2-й и 7-й (Ченчи); 3) «В безбрежности»; 4) «Тишина»; 5) Кальдерон, т. 1; 6) «Таинственные рассказы»; 7) По Эдгар, т. 1… Я теперь не работаю, а только читаю, и завтра-послезавтра примусь за Эдг. По».

Кстати, 19 января 2024 г. исполнилось 215 лет со дня рождения писателя, поэта Эдгара Аллана По, 7 октября исполнится 175 лет со дня его смерти.

А в программе вышеуказанной лекции уделяется внимание творчеству Эдгара По. К. Бальмонт считал Э. По самым гениальным поэтом девятнадцатого века, «владевший как никто колдовством слова» (статья «Гений открытия» из сборника «Горные вершины»). Более того, Бальмонт называл Эдгара По «первым символистом XIX века».

Неоценимый вклад в раскрытие творческого гения Эдгара По К. Бальмонт внес посредством своих переводов. Переводы Эдгара По вышли в 1895 году в 2-х томах и позже вошли в собрание сочинений 1901 года. Два тома переводов Э. По 1901 г. К. Бальмонт послал А.П. Чехову, они также хранятся в фондах Таганрогского музея-заповедника. Дарственная надпись на одной из книг всесторонне передает отношение Бальмонта к Антону Павловичу: «Художнику с истинно-русской душой А.П. Чехову от давно его любящего угрюмого весельчака и весёлого угрюмца К. Бальмонта».

Фото 4.JPG

Дарственная надпись

В продолжение этого высказывания можно привести слова из воспоминаний К.Д. Бальмонта «Имени Чехова» (впервые опубликовано: Россия и славянство. Париж. 1929. 13 июля). Поэт пишет: «Я полюбил Чехова ранее встречи с ним. В 1889 году… кто-то из знакомых подарил мне книжку Чехова «В сумерках». Я читал ее медленно, не желая испортить впечатления торопливостью. Она меня поразила».

Далее Бальмонт описывает свой творческий и личный кризис: «Я что-то читал еще тогда Чехова. А потом моя внутренняя жизнь совсем отбросила меня от желания читать его. Во мне самом было столько тоски и угнетенности, что каждая страница Чехова была не противоядием, а увеличением душевной отравленности… Однако не он сам. Тонкая верность его художественной кисти всегда чувствовалась и очаровывала… Чехов - тонкий, чистый, благородный художник. Он - верный того святилища, которое называется Искусством». Читая эти откровения о внутреннем состоянии тоски, угнетенности и «душевной отравленности», можно понять, почему Бальмонт называет себя «угрюмым весельчаком и веселым угрюмцем».

Бальмонт считал Чехова одиноким человеком, но расценивал это как достоинство писателя. В своих воспоминаниях «Имени Чехова» поэт пишет: «Я встречался с ним неоднократно в Москве и в Ялте и видел его в разной обстановке: в семейном кругу; в его собственной московской квартире, где среди гостей он казался мне одиноким; в его одинокой жизни в Крыму, где, завтракая с приятелем, он казался довольным и не нуждающимся ни в чьем обществе; я снова видел его среди его празднующих людей, все в той же Ялте и все таким же одиноким, каким он мне всегда казался, когда он бывал в многолюдной комнате. И я полюбил Чехова за эту черту, когда я был еще совсем молод и только что начал свою литературную дорогу».

При этом К. Бальмонт отмечал, что в последствии у него пропало желание читать Чехова. Возможно, это связано с тем, что К. Бальмонт четко разграничивает «две разные художественные манеры созерцания, два различных строя художественного восприятия - реализм и символизм». Относя себя к последнему, он четко ассоциировал А.П. Чехова с реалистичностью мироощущения.

К. Бальмонт объясняет: «Если вы, отрешившись от наскучившей вам повседневности, одиноко сядете у большого окна, перед которым, беспрерывно движется толпа проходящих, вы через несколько мгновений будете втянуты в наслаждение созерцания и мысленно сольетесь с этим движущимся разнообразием. В мимолетных улыбках, в случайных движениях, в мелькнувших профилях, вы угадаете скрытые драмы и романы… Мир станет фантасмагорией, созданной вами, потому что вы слишком долго и пристально глядели на неистощимый поток людей, сидя одиноко, у большого окна».

Далее К. Бальмонт поясняет: «Реалисты всегда являются простыми наблюдателями, символисты - всегда мыслители… Реалисты схвачены, как прибоем, конкретной жизнью, за которой они не видят ничего, - символисты, отрешенные от реальной действительности, видят в ней только свою мечту, они смотрят на жизнь - из окна».

Поставить точку в этих разных взглядах на мир помогут нам слова самого Антона Павловича: «Когда нет настоящей жизни, то живут миражами. Все-таки лучше, чем ничего». «Если человек к зрелому возрасту не научился избавляться от иллюзий, то может быть, это его спасение…Для некоторых и не надо, так как реальность им может не понравится».

            Хранитель коллекции «Чеховский фонд» Жмайлова А.Г.

21.12.2023

Орехи, сахар и конфеты, как отношение к этикету или забава для щипцов

Среди мелких бытовых предметов коллекции «Металл» Таганрогского музея-заповедника есть привычные в XIX - ХХ веках приспособления, предназначавшиеся для конфет без обёртки, мармелада, пирожных, которыми кололи сахар и орехи.

За тысячелетнюю историю употребления орехов были придуманы разные приспособления для раскалывания их твёрдой скорлупы. Камни, которыми кололи орехи в первобытные времена (от 4000 до 8000 лет назад), археологи находят в Европе и Америке. Древнейшие металлические щипцы, датируемые IV-III веками до н.э., выставлены в музее города Тарента (Италия). Ранние образцы рычаговых щипцов XIII века хранятся в Музее железных изделий в Руане (Франция). В XIV-XV веках в Англии использовали орехоколы из латуни. В XV-XVI веках французские и английские мастера по деревянной резьбе, отдавая предпочтение прочному самшиту, создавали щипцы в виде различных фигурок. Деревянные щипцы были в виде двух кусочков дерева, соединённых кожаным ремешком или металлической скобой.

С появлением в XVII веке рождественской ёлки её стали украшать позолоченными орехами, которые после праздника съедали. Так появились щипцы-человечки, созданные для облегчения колки орехов. Первые образцы «щелкунчика», известного нам по рождественской сказке Эрнста Гофмана «Щелкунчик и мышиный король», опубликованной в 1816 году, появились и распространились в районе Рудных гор в Германии, в 1800-1830-х годах. Поселенцы в Рудных горах, начиная с XIV века занимались разработкой рудников и основали городок Зайфен. Рудокопы в свободное время вырезали из дерева игрушки, тарелки, пуговицы, в том числе и щелкунчиков. К середине XIX века рудные залежи истощились, а рудокопы, благодаря навыкам резьбы и появлению токарных станков, стали вырезать щелкунчиков на продажу.

1.jpg

В «Словаре немецкого языка», составленном братьями Гримм в середине XIX века, «Nussknacker» (Щелкунчик) описан так: «чаще всего имеет форму уродливого маленького человечка, в чей рот вставляется орех и колется с помощью специального рычага». По легенде, плотник из Зайфена Фридрих Вильгельм Фюхтнер (1844-1923) сделал фигурку короля, одетого в кавалерийский костюм и корону, похожую на шляпу рудокопов. Позднее начали делать щелкунчиков в виде солдат, лесников и полицейских. Щелкунчики стали известны всему миру, как узнаваемые сувениры, ещё и потому, что постановки балета «Щелкунчик» П.И. Чайковского в разных странах Европы и Америки привлекали множество зрителей и ассоциировались с новогодними празднествами и угощениями.

В коллекции «Металл» ТГЛИАМЗ есть несколько экземпляров щипцов для колки орехов. Металлические узкие шарнирные щипцы XIX-ХХ вв., конечно, не выглядят как подарочные сувениры, однако, они нашли своё активное использование в быту. Механизм их одинаков, однако присутствуют и некоторые отличия. У них разные рукоятки, а рабочая часть одного из этих инструментов имеет вогнутую поверхность для фиксации орешка.

Фото 1.JPG Фото 2.JPG

Фото 3.JPGФото 4.JPG

Щипцы иного рода использовались для колки сахара. Неизвестно когда появился обычай употребления напитков с сахаром, но к середине XVIII века в старинные фарфоровые сервизы обязательно входила сахарница с крышкой. До первой половины XIX века сахар к столу подавался в виде кусочков, отколотых от так называемой сахарной головы. Людям, занимавшим в обществе определённое положение и соблюдавшим правила этикета, не позволительно было брать сахар руками при чаепитии. Так возникла необходимость в специальном приспособлении и на помощь светским персонам пришли щипцы и щипчики.

Щипцы для сахара, конфет, мармелада без обёртки делали цельноштампованными, из нержавеющей стали, мельхиора, латуни, серебра. Захваты гладкие в виде ложечек или фигурные имели разнообразное художественное оформление и отделку. Щипчики должны были быть изящными и лёгкими, не требующими специальных навыков в использовании. Так появилось два инженерных решения: щипцы, изготовленные в виде ножниц  и дугообразные щипцы, работавшие по принципу пружины сжатия.

Фото 5.jpg Фото 12.jpgФото 7.jpg

Фото 8.jpgФото 9.jpgФото 10.jpg

Фото 11.jpg


Первый тип оказался неудобным и внешне менее привлекательным по причине того, что пальцы у всех были разной толщины, и случалось, что от «пресловутых колец» щипцов было сложно освободиться.

К 1820-м годам щипчики приобрели стандартный вид и параметры. Изготавливались они, как правило, из серебра. Мастера создавали щипчики с удивительными формами и элементами декора. Наружная поверхность таких изделий превращалась в желуди, корзины с розами, листья аканта, раковины и принимала разнообразные вычурные формы. К концу XIX века щипчики выходят из моды и постепенно становятся предметом коллекционирования. Сегодня серебряные щипцы для сахара в меньшей степени являются частью семейного дома попросту потому, что сахар теперь продаётся в пакетах, а не в кубиках, хотя всё ещё можно найти его и в этой форме.

В коллекции ТГЛИАМЗ есть прелестные щипчики для сахара, выполненные из серебра.

Фото 14.jpg Фото 15.jpg Фото 16.jpg

В начале ХХ века в России, когда кусковой сахар был в продаже, щипцы для колки сахара были традиционным подарком молодожёнам, переезжающим в новый дом. Купить такие щипцы, и даже не в единичном экземпляре, считалось нормой ведения домашнего уклада. Щипцами для колки сахара пользовалась народная артистка СССР Ф.Г. Раневская (1896 - 1984 гг.)

Фото 6.jpg

 Подобные щипцы с никелированным покрытием выпускались с длиной: 10 см, 11 см, 12 см, 13 см. 

На этой форме эволюция щипцов для колки сахара завершилась.

Что касается щипчиков для маленьких кусочков сахара, которые помещались в чай или кофе, то любопытен факт появления игрушечных щипцов в детском наборе посуды 1970-х годов. 

Фото 13.jpg

Однако нам думается, что, всё же, автор игрушечного комплекта предполагал применение их для пирожных, а не для сахара.

Дни элегантности с сахарными щипцами прошли, но эти замечательные предметы служат напоминанием о днях минувших…

Герасименко М.В., хранитель музейных предметов коллекции «Металл» 

P.S. Самуил Яковлевич Маршак, - известный русский и советский поэт, драматург и переводчик, литературный критик, сценарист, автор популярных детских книг в середине XX века перевёл замечательное стихотворение английского художника и поэта XIX в. Эдварда Лира о щипцах:

ПРОГУЛКА ВЕРХОМ


Щипцы для орехов сказали соседям -
Блестящим и тонким щипцам для конфет:
- Когда ж, наконец, мы кататься поедем,
Покинув наш тесный и душный буфет?

Как тяжко томиться весною в темнице
Без воздуха, света, в молчанье глухом,
Когда кавалеры и дамы в столице
Одно только знают, что скачут верхом!

И мы бы могли гарцевать по дороге,
Хоть нам не случалось ещё до сих пор.
У нас так отлично устроены ноги,
Что можем мы ездить без сёдел и шпор.

Пора нам, - вздохнули щипцы для орехов, -
Бежать из неволи на солнечный свет.
Мы всех удивим, через город проехав!
- Ещё бы! - сказали щипцы для конфет.

И вот, нарушая в буфете порядок,
Сквозь щёлку пролезли щипцы-беглецы.
И двух верховых, самых быстрых лошадок
Они через двор провели под уздцы.

Шарахнулась кошка к стене с перепугу,
Цепная собака метнулась за ней.
И мыши в подполье сказали друг другу:
- Они из конюшни уводят коней!

На полках стаканы зазвякали звонко.
Откликнулись грозным бряцаньем ножи.
От страха на голову стала солонка.
Тарелки внизу зазвенели: - Держи!

В дверях сковородка столкнулась с лоханью,
И чайник со свистом понёсся вослед
За чашкой и блюдцем смотреть состязанье
Щипцов для орехов - щипцов для конфет.

И вот по дороге спокойно и смело,
Со щёлканьем чётким промчались верхом
Щипцы для орехов на лошади белой,
Щипцы для конфет на коне вороном.

Промчались по улице в облаке пыли,
Потом - через площадь, потом - через сад...
И только одно по пути говорили:
"Прощайте! Мы вряд ли вернёмся назад!"

И долго ещё отдалённое эхо
До нас доносило последний привет
Весёлых и звонких щипцов для орехов,
Блестящих и тонких щипцов для конфет.

*   *   *

07.12.2023

Загадочные буквы на страницах старой книги (из истории бытования музейного предмета коллекции «Редкая книга»)

«Просите, и дано будет вам;

ищите, и найдете;

стучите, и отворят вам.

Ибо всякий просящий получает,

и ищущий находит, и стучащему отворят»

Евангелие от Матфея

 

А вы знаете, что книги часто содержат на своих страницах настоящие тайны, и эти книжные тайны открываются только тем, кто знает где и как их искать. В Таганрогском музее-заповеднике есть такой пытливый опытный исследователь – это старший научный сотрудник «Литературного музея А.П. Чехова» Анна Геннадьевна Алферьева. Вот уже более 30 лет она изучает и описывает книжные памятники. Тщательно, страницу за страницей она осматривает каждый фолиант. Многие из этих старинных изданий хранят свидетельства прошлого: владельческие автографы, дарственные надписи, пометы в тексте. Анна Геннадьевна расшифровывает эти записи, сверяет даты, анализирует факты. В результате этой кропотливой работы в истории города появляются новые имена, уточняются подробности известных событий.

Вот и недавно, описывая очередной книжный памятник: «Начертание церковной истории» 1834 года издания, она обнаружила и перевела с французского языка владельческую надпись: «Принадлежащая Василию Бандакову 1864г. 1 января в Таганроге». Василий Анастасьевич Бандаков – известный священник в Таганроге, настоятель Архангело-Михайловской церкви. Но самое главное – этот человек был автором духовных изданий: сборников и поучений, известных всей России. Тот факт, что книга была в личной библиотеке таганрогского священника уже придаёт особую ценность этому изданию. Но, неожиданно, на стр. 131-331 под текстом, в нижнем поле страниц были обнаружены какие-то буквы, написанные теми же ореховыми чернилами и тем же почерком, что и владельческая надпись. Причём присутствовали они только на нечётных страницах. Казалось, буквы расположены случайно, в хаотическом порядке по одной или группой. Выписав эти буквы в заданном порядке, Анна Геннадьевна получила следующую запись: "Василiя Бандакова ученика V-го класса семинарiи Екатеринославской 1864 года перваго января город Таганрогъ Василiй Васильевичъ Бандаковъ бывшiй ученикъ благороднаго мужескаго пансiона Колежскаго советника Степана Димитрiевича Господина Уманского".

IMG_6799.JPG

IMG_6803.JPG

IMG_6806.JPG

Таким образом стало ясно, что книга принадлежала сыну священника, который возможно, приехав на каникулы в Таганрог, получил её в подарок от отца на Новый 1864 год.

В коллекции редких изданий Таганрогского музея–заповедника хранится ещё немало таких замечательных сокровищ: изданий ХVIII-ХIХ веков. Они ждут своих пытливых исследователей.

 

                              Хранитель музейных предметов коллекции «Редкая книга»

Покатилова Е.Г.

14.11.2023

Курильницы бронзового века

Курильница – керамический ритуальный сосуд эпохи средней бронзы (XXV-XX вв. до н.э). Степную и лесостепную полосу от Приуралья и Северного Кавказа до низовий Дуная в это время заселяли представители катакомбной культурно-исторической общности. Курильницы встречаются в значительном числе катакомбных погребений донского левобережья вплоть до Прикубанья и Калмыкии.

Курильница представляет собой чашу на фигурной ножке, обычно крестовидной или трёхлепестковой формы. Внутри чаши имеется небольшое отделение (карман). Снизу сосуд обычно украшался пышным орнаментом, но встречаются также курильницы без орнамента. Орнамент наносился как с помощью штампов, так и в технике прорисовки. Достаточно распространённые элементы орнамента - оттиски верёвочки, тесьмы, треугольников, кругов объединялись в сложные, иногда асимметричные композиции.

Форма и декор курильниц указывает на их культовое назначение, об этом свидетельствует и характер их употребления в ритуале. Во время совершения погребения в большое отделение курильницы насыпались тлеющие угли, а в малое - помещались душистые травы или семена растений, где под влиянием высокой температуры они воспламенялись и начинали издавать аромат курящегося благовония. Терпкий и возбуждающий аромат трав распространялся по степи, возможно символически очищая умершего и пространство вокруг захоронения. Курильницу затем ставили у головы или ног погребенного, или оставляли в жертвеннике на перекрытии могилы. Таким образом, курильница, помещённая в могилу и содержавшая золу и угли, служила в качестве вместилища ритуального огня.

Культ огня был свойственен погребальному ритуалу эпохи бронзы. Первоначально огненную функцию выполняли глиняные жаровни - фрагменты крупных кухонных сосудов, поставленные в могилу и содержащие древесный уголь. В более позднее время в катакомбной обрядности появился специальный сосуд для хранения священного огня - курильница. Как предметы культа, курильницы продолжали существовать и позднее, в скифо-сарматский период. Это свидетельствует о важной роли ритуалов в жизни кочевых народов.

Анализ найденных в чашах курильниц углей позволил определить растения, которые могли использовать в ритуале погребения. Среди них душистые прутики тамариска и других кустарников, степные травы - конопля, тысячелистник, полынь, мята, шалфей, зизифора, эфедра и первоцветы.

 Это лишь несколько экспонатов эпохи бронзы из археологической фондовой коллекции музея-заповедника, которые поступили из раскопок курганных групп экспедиций Флерова В.С. (1971 г.), Ларенок В.А. и Ларенок П.А. (1989-1991 гг.), Прокофьева Р.В. (2000-2004 гг.), проходивших на территории Ростовской области.

01.ТЛИАМЗ_ОФ_11965-123(2).JPG02.ТЛИАМЗ_ОФ_11965-123(3).JPG

03.ТЛИАМЗ_ОФ_12699-14(2).JPG04.ТЛИАМЗ_ОФ_12699-14(3).JPG

05.ТЛИАМЗ_ОФ_14373-28.JPG06.ТЛИАМЗ_ОФ_14373-28(5).JPG

07.ТЛИАМЗ_ОФ_15102-19.JPG08.ТЛИАМЗ_ОФ_15102-19(3).JPG

09.ТКМ_ОФ_6910-8.JPG


Олих О.Г., хранитель музейных предметов

коллекции «Археологические памятники»

30.10.2023

«Еще ступень…»: каменная лестница в Таганроге (из фондовой коллекции ТГЛИАМЗ)

В 2023 г. не только Таганрог отмечает свой 325-ый день рождения. В этом же году Каменной лестнице, или Старой Каменной лестнице, как таганрожцы привыкли ее называть, исполнилось 200 лет (1823 год постройки), а Солнечным часам, установленным на ее верхней площадке, 190 лет (1833 год постройки). Не будет преувеличением сказать, что Старая Каменная лестница на протяжении всех этих двух веков была и остается не только любимейшим местом отдыха жителей нашего города, но и его своеобразным символом.

Напомним, что лестница была построена на средства и по духовному завещанию Герасима Федоровича Депальдо (1788-1823), который не смотря на свою недолгую жизнь, много сделал в целях благотворительности: достроил кладбищенскую церковь Всех Святых, построил Дом призрения для моряков, потерпевших кораблекрушения, пожертвовал сто тысяч рублей для выкупа русских солдат, попавших в плен.

Каменную лестницу изображали на фотографиях, открытках, гравюрах, ей посвящали стихи и песни. Облик лестницы за многие годы изменился, что можно увидеть на фотографиях и открытках разных лет.

Предлагаем начать знакомство с фото и открытками дореволюционного периода, хранящимися в фондах нашего музея и выпущенными таганрогскими издателями конца XIX и начала XX веков.

1.jpg

1. Фото. Каменная лестница. Площадка с солнечными часами. Из альбома Антонопуло "Таганрог", 1870-е гг.


2.jpg

2. Фото. Вид Таганрогской набережной и каменной лестницы. Из альбома Антонопуло "Таганрог", 1870-е гг. 

Самый ранний снимок Каменной лестницы. На переднем плане Каменная лестница. Внизу амбары. На заднем плане виден Градоначальнический спуск и дом Волкова-Реми.

3.jpg

3. Открытка. Таганрог. №6. Каменная лестница. Изд. Т-ва Шведиков и Лукьяненко, 1904-1917гг. 

4.jpg

4. Открытка. Таганрог. №13. Каменная лестница.  Изд. Т-ва Шведиков и Лукьяненко, 1904-1917 гг. 

5.jpg

5. Открытка. Таганрог. Каменная лестница. Акционерное общество Гранберг в Стокгольме. Писчебумажный магазин

Г.С. Половик в Таганроге, 1904-1917 гг. 

6.jpg

6. Открытка. Таганрог. Каменная лестница к морю. Издание Г.С. Половик в Таганроге, 1904-1917 гг. 

7.jpg

7. Открытка. г. Таганрог. Каменная лестница. Издание: К.В. Василевского, 1904-1917гг.

8.jpg

8. Открытка. Привет из Таганрога. Каменная лестница. Издательство не установлено, 1904-1917 гг.

9.jpg

9. Открытка. Привет из Таганрога. Каменная лестница. Издательство не установлено, 1904-1917гг.

10.jpg

10. Открытка. Таганрог. Каменная лестница. Издательство М.О. Кулаков,бывший К.И. Иващенко в Таганроге, до 1904 г.

11.jpg

11. Открытка. Таганрог. Каменная лестница. Всемирный почтовый союз. Россия. Издание А. Майзель, г. Таганрог, до 1904 г. 

12.jpg

12. Открытка. г. Таганрог. Каменная лестница. Всемирный почтовый союз. Россия Издание И. Рубанчика, до 1904 г.

Вросли в крутой обрыв ступени,

Внизу лежит морская синь.

Бегут к воде косые тени

Акаций, кленов и маслин.

Вдали летит лениво чайка,

Растет в расщелинах трава...

Я слышу — старая гречанка

Мне шепчет странные слова:

— Те плиты вязкого асфальта

Куда надежней и прочней!

Их положил купец Депальдо

Под ноги дочери своей.

Спускаясь к морю в платье белом,

Она бледнела всякий раз,

И все глядела, все глядела

В ту сторону, где родилась...

Образцова Н. Каменная лестница // Город над морем: стихи. Ростов-на-Дону, 1957.

11.10.2023

«Ах, обмануть меня не трудно…»: элементы «обманок» в керамических изделиях фондовой коллекции «Керамика»

В собрании Таганрогского музея-заповедника хранится коллекция предметов из фаянса XIX - XX вв.: масленки, сахарницы, тарелки, шкатулки, кружки и др., в форме готовых блюд, овощей и фруктов, животных, птиц и пр. Изначально они выполняли как утилитарную функцию, так и служили украшением интерьеров их владельцев, своим видом развлекали и веселили гостей.

Эти произведения декоративно-прикладного искусства создают иллюзию объема (тарелки, блюда с фруктами); имитацию материалов – экспонаты, кажущиеся выполненными из других материалов (дерева, ткани), подражание живой природы – предметы, принимающие облик плодов, растений, домашних животных и пр. Оптическая иллюзия силами искусства имеет название – «trompe-l`oeil» - тромплёй – (в переводе с фр. яз.) «обманчивый глаз», «обман зрения», «обманчивая видимость»), разновидность изобразительного искусства, совокупность приёмов, создающих иллюзию, представление доступного, осязаемого, но на самом деле несуществующего.

Это занимательное явление – художественные «обманки», создающие иллюзию реальных объектов природы, ярко проявилось в европейской культуре Нового времени. Вслед за немецким заводом в Мейсене, считающимся пионером в этом направлении, подобные изделия стали создавать на других фабриках Западной Европы и России.

На протяжении XIX века интерес и спрос к имитации природных объектов не ослабевал, изделия в стиле «trompel`oeil» были в моде. И в Западной Европе, и в России при создании форм копировались как старые образцы, так создавались и новые модели. Многие изделия Императорского фарфорового завода стали эталонами для их повторения во 2-ой пол. XIX в. на частных заводах А.Г. Попова и А.Т. Сафронова, фабрик Кузнецова и др. мануфактур.

ТКМ_ОФ_5126.JPG

Пуфик декоративный "Пенёк", 1860-е гг.

Россия, з-д М.С. Кузнецова, Дулево, фаянс,   h-47,5 см

В экспозиции музея «Градостроительство и быт г. Таганрога» можно увидеть один из экспонатов в стиле «тромплёй» - фаянсовый пуфик. Тулово пуфика имитирует ствол широкого пня со срубленными по бокам ветками, верх пня накрыт зелёно-голубым «чехлом» с зеленой полосой и с «бахромой» салатового цвета - имитацией ткани и нитей.

Подражая формам когда-то модных и престижных украшений интерьеров знати, керамические «натуралии» постепенно переместились из дворянских дворцов и усадеб в квартиры интеллигенции, в дома купцов, городских мещан, а затем и зажиточных крестьян. Эти изделия уступали произведениям XVIII и 1-ой пол. XIX в. в тонкости пластической отделки и мастерстве росписи, но при этом продукция стала более дешевой и доступной для разных слоёв населения Российской империи.

Привлекало в изделиях-обманках развлекательность и сюжетность в бытовых утилитарных вещах. Чтобы какой-либо объект стал обманкой, он должен имитировать «природный образец» в форме и цвете, порой даже в размере, – с целью создания иллюзии реальности, вещественности. Также изделия приобретали очень естественный вид благодаря покрывающим их цветным глазурям. Фигурные сосуды, изображающие животных и птиц, привлекали внимание необычностью своего облика, тонкостью росписи и в то же время служили для подачи горячих блюд, приправ или десертов, масленок, шкатулок для хранения.

К нач. ХХ в. фарфоровые и фаянсовые обманки занимали заметное место среди массовой продукции предприятий М.С. Кузнецова.

ТЛИАМЗ_ОФ_19228.JPG

Табачница (шкатулка) декоративная "Кот с мышкой",

т-во М.С. Кузнецова, Россия, 1872-1889 гг.,

фаянс, надглазурная и подглазурная роспись

Талантливыми мастерами з-да Кузнецова удивительно правдоподобно выполнена табачница (шкатулка) в виде головы кота, держащего в зубах мышь, и представляющая собой полую «натуралию», расписанную снаружи. Морда кота окрашена в различные оттенки коричневых тонов от светлых до тёмных. Кистевым способом тонко прорисован ворс. В выражении глаз кота можно увидеть и удивление, и удовольствие от удачной охоты.

Отдельно хотелось бы остановится на изделиях из фарфора и фаянса выполнялись в виде масленок, состоящие из основания и крышки. Масленки делались в виде «винограда, кочанов капусты, лотков из пучков спаржи, луковицы, грибов, груш, яблок, рыбы, утки, курицы» и т.д.

ТЛИАМЗ_ОФ_10083.JPG

Масленка «Птица» ("Уточка")

со съемной крышкой в виде сидящей птицы, 1890 - 1910 гг.

Масленка в виде сидящей птицы со сложенными крыльями. Емкость масленки представляет собой нижнюю часть туловища с хвостом  на овальном поддоне, крышка – верхнюю часть туловища с головой и крыльями. На голове птицы гребешок. Оперенье крыльев выделено рельефами.

ТКМ_ОФ_6985(2).jpg

Маслёнка "Курочка" со съемной крышкой

в виде курочки-наседки, сидящей в гнезде,

фаянс, глазурь, ручная надглазурная роспись, нач. 20 в.

Основание в виде небольшой плетёной корзины овальной формы, с высоким бортом, голова курицы-наседки чуть наклонена, с небольшим малиновым гребешком, чёрными глазами и коричневым клювом.


IMG_20230915_140157.jpg    

Масленка в виде кузовка с гриами. Россия,
 к.   XIX – нач. ХХ вв.

        ТЛИАМЗ_ОФ_11676(2).jpg

Шкатулка "Грибы", Украина,
фаянсовый з-д "Каменный брод", 1930-40-е гг.

   


Главное внимание художников обращалось на ощущение иллюзорности произведения, на его внешнее подобие оригиналу. Поэтому большинство форм подобных обманок отличается большой хрупкостью и при пользовании откалывались различные декоративные украшения. В связи с этим эти удивительные предметы стали утрачивать в бытовой практике свое утилитарное назначение, сохраняя лишь свои художественные свойства и становясь предметами украшения.

Отметим, что и в советское, и в постсоветское время изделия-обманки продолжали пользовались большой популярностью. Так в конце 1990-х гг. музейная коллекция пополнилась предметами сервиза "Виноградная гроздь" с элементами «тромплёй» в исполнении талантливого художника И. Кондратьевой.

 Сахарница, покрытая синими ягодами винограда, часть сервиза.jpg ТЛИАМЗ_ОФ_12809-1.JPG

Кондратьева И. Чайник и сахарница, покрытые синими ягодами винограда,

часть сервиза "Виноградная гроздь".

Керамические мастерские "Танаис", Россия, 1996 г.


«… на матовом фарфоре румяный русский плод и южный виноград

…Как влагой ягоды на солнышке сквозят»./«Смотри, красавица…». Афанасий Фет/

Эти и другие предметы декоративно-прикладного искусства в стиле «обманок» любознательный посетитель может увидеть в зале открытого хранения «Декоративно-прикладное искусство» Таганрогского музея-заповедника.

Корж А.А., хранитель музейных предметов коллекции «Керамика»



28.09.2023

И снова о деньгах…

«Все преимущество иметь деньги

заключается в возможности ими пользоваться»

Бенджамин Франклин

Доброго времени суток, уважаемые читатели!

Продолжаем наше повествование о загадочных суррогатных деньгах из коллекции Таганрогского музея–заповедника. Ранее мы уже публиковали информацию о советских металлических бонах Шпицбергена, представителем которых в нашей коллекции является денежный знак достоинством 15 копеек 1946 года государственного треста по добыче и сбыту угля «Арктикуголь" (см. материал от15.08.2022 г.). Напоминаем, что суррогаты призваны заменить НАСТОЯЩИЕ деньги, выполнять их функцию с гарантией размена на полноценные деньги.

Теперь познакомим вас с денежным знаком 3 рубля 1918 года Армавирского отделения Государственного банка, который появился в коллекции музея в 1959 году.

Знак медный, покрыт красивой ровной патиной. На лицевой стороне имеются надписи: «Размѣнный знакъ, номинал «3 рубля» и дата чекана «1918» в обрамлении четырёх лавровых ветвей. В центральную часть обратной стороны знака помещено изображение двуглавого орла без короны, скипетра и державы, по окружности надпись «Армавирское отд. Государственнаго Банка». Под средним пером хвоста орла можно рассмотреть литеры «J. S.» - инициалы гравера. На обеих сторонах – бусовые ободки (круговые обрамления), гурт (ребро монеты) имеет насечку. Диаметр монеты 28 мм.

Армавир стал одним из первых городов на Юге России, где была установлена власть Советов. Весной 1918 г. здесь сложилось тяжёлое экономическое положение. Город находился в кольце вражеских войск, денежных поступлений ждать было неоткуда. Тогда банк стал выпускать собственные денежные знаки (суррогаты), сначала бумажные, однако качественной бумаги было недостаточно. В результате, летом 1918 г. был организован «монетный двор» где рабочие завода «Армалит» начали чеканку монет достоинством в 1, 3, и 5 рублей.

Теперь стоит вернуться к литерам-инициалам на нашей монете. Они принадлежат Иосифу Задлеру, австрийскому военнопленному, который находился в городе и был опытным гравером. Ему и было поручено резать штемпели для чеканки монет. Все денежные знаки, конечно, были в ходу только на территории города.

Сотрудники Армавирского краеведческого музея, изучающие «армавирки», утверждают, что нумизматы всего мира знают об армавирских монетах, выпущенных в 1918 г. Каждая из монет является сейчас величайшей редкостью и высоко ценится коллекционерами. Мы присоединяемся к авторитетному мнению коллег и крайне горды, что в коллекции нашего музея-заповедника имеется столь редкий экспонат.

 DSC01892.JPG DSC01893.JPG

Разуваева С.Н., хранитель фондовой коллекции «Нумизматика»

05.09.2023

Один из множества чудесных образов Пресвятой Богородицы

«И явилось на небе великое знамение:

жена, облеченная в солнце; под ногами ее луна,

и на голове венец из двенадцати звезд»

(Откровения 12:1-17)

 

Во все времена существования христианской культуры образ Божией Матери был окружен особым почитанием и любовью. Он передает всю глубину материнской любви и сострадания, идею покровительства и заступничества небесных сил за молящихся. Среди множества богородичных образов, существующих в православной иконографии, самый характерный и узнаваемый – образ Богоматери с Младенцем.

В коллекции «Иконопись» Таганрогского музея-заповедника есть несколько таких образов и один из них, достаточно редкий, можно сказать уникальный – чудотворная икона «Благодатное небо» (сер. XIX в).

Почему же данный музейный предмет можно назвать исключительным? Прежде всего, сам образ, где изображена Богоматерь с Младенцем, стоящая на полумесяце в окружении небесного света, полон внутренней красоты, достоинства и величия. На голову Богородицы, поверх мафория (женское покрывало), возложен венец, который является символом Царствования на небесах. Необычным для данного образа является изображение Скипетра и Державы, символизирующих царственную власть. По церковному преданию, Божья Матерь именно в таком облике предстанет людям перед вторым пришествием Мессии.

·       Икона «Благодатное Небо» соединяет в себе духовные традиции Востока и Запада, поэтому и поклоняются ей представители разных конфессий.

1.JPG 2.JPG

Фото 1,2. Икона "Благодатное небо"

масло, дерево, левкас, 50х42 см

ТЛИАМЗ КП-10242, И-54

Следует обратить внимание и на набор выразительных средств данного иконописного образа. При создании изображения Богородицы художник использовал не традиционные для православной иконописи масляные краски. Автор также пользуется художественными средствами, больше характерными для живописи, чем иконописи. Прежде всего, это обилие деталей, светотеневая моделировка и портретность. Поэтому образ Богородицы больше напоминает западноевропейскую реалистичную картину, а не традиционную русскую икону, характеризующуюся своим схематизмом.

·       Данный богородичный образ можно смело отнести к виду «живописной иконы», т.е. к виду реалистичной религиозной живописи, выдержанной в западноевропейских традициях и получившей развитие в России в середине ХVIII в.

Характеризуя колористику иконы, следует отметить необычное цветовое решение. Художник использует, в основном, пастельные тона и смешанные оттенки, которые также не являются характерными для русской православной иконы. Образ Богоматери с Младенцем прописан на фоне облачного неба, которое, согласно цветовой перспективе, представлено в более мягких, приглушенных тонах. Колористика одеяния Божией Матери и Младенца традиционная – нежно алый мафорий, синяя туника и белый хитон (рубаха), символизирующие царственность, надежду, святость. В отличие от одеяния Младенца Иисуса, мафорий и туника Богоматери имеет «золотое» обозначение, передающее одновременно не только цвет, но и один из источников света в иконе.

·       Золото символизирует Божественный свет и великолепие Небесного царства, создает мерцающий, мистический отблеск.

 3.JPG

И конечно, нельзя не упомянуть о маленьких ангелочках, которые с трепетом и благоговением созерцают полумесяц, на котором стоит Богоматерь. Ангелы-младенцы, смягченный образ которых отличается от традиционного изображения серафимов, символизируют чувственность, чистоту и религиозность. И несмотря на то, что с точки зрения сюжета они имеют малую значимость, ангелочки дополняют основную композицию иконы и приводят ее к равновесию.

Икона «Благодатное небо» являет миру художественную и духовную ценность, ее красота источает радость жизни и чистоту. На сегодняшний день реликвия считается духовной защитницей летчиков и ВВС РФ в целом. Недаром в 2001 году была учреждена медаль «Благодатное небо» за заслуги в укреплении обороны РФ и защите ее воздушных просторов.

Клименко Е.И.,

хранитель фондовой коллекции «Иконопись»


27.07.2023

Гляжусь в тебя, как в зеркало…» (китайское зеркало из коллекции «Археологические памятники» ТГЛИАМЗ)

У высшего человека сердце – что зеркало;

оно не влечется за вещами, не стремится к ним навстречу,

вмещает все в себя – и ничего не удерживает.

Вот почему такой человек способен превзойти вещи

и не понести от них урона»

 

Чжуан-цзы: Даосские каноны. IV в. до н.э.

 

В наше время, когда появление новых технологий зачастую опережает потребности человека, довольно трудно представить отношение представителей древних обществ к вещам, давно ставшим нам привычными. Например, зеркало – предмет, игравший в древности сакральную роль, его чаще использовали в различных ритуалах, нежели в быту. Зеркало использовали в погребальном обряде, клали в могилу сородича, чтобы блеск полированной стороны освещал умершему дорогу в царство мертвых и отгонял злых духов. Кроме того, образ зеркала часто возникал в философских и религиозных трактатах, олицетворяя незамутненное «изначальное сознание» или мудреца, видящего вещи такими, какие они есть. В современном мире зеркало стало обычным предметом обихода. Тем не менее, и в наши дни существуют народные приметы – отголоски древних верований, бытовавших у наших предков, считавших, что по ту сторону зеркала остаётся часть души владельца. Неспроста мы до сих пор стремимся посмотреть в зеркало, если вернулись домой за чем-то забытым, или боимся отразиться в разбитом зеркале.

До изобретения современных стеклянных зеркал люди разных культур, проживавших от берегов Нила до долины Инда, смотрели на свое изображение в полированную бронзу. Древние мастера династии Хань (206 г. до н.э. – 220 г.н.э.) в Китае сумели превратить ремесло изготовления бронзовых зеркал в настоящее искусство. Ханьские зеркала отливались из бронзового сплава олова и свинца. Серебристая поверхность зеркал могла быть следствием особого способа холодного лужения или серебрения с помощью амальгамы. Форма для отливки зеркального диска изготавливалась из глины или камня. Ареал распространения ханьских зеркал довольно широк – Китай, Корейский полуостров, Япония, Вьетнам, Забайкалье, Средняя Азия, Южное Приуралье. Известны единичные находки, часто фрагментированные, с территории Нижнего Поволжья и Подонья.

В коллекции ТГЛИАМЗ представлено целое зеркало, относящееся ко времени правления династии Хань в Китае. (ФОТО 1)

Фото 1.jpg

Зеркало происходит из раскопок кургана 10 Кобяковского курганного могильника (Ростов-на-Дону, 1987 г.). В кургане была погребена представительница высшей сарматской знати. По набору сопутствующих предметов: стеклянному стакану тюльпановидной формы (ФОТО 2), краснолаковому сосуду в виде барана (ФОТО 3), деталям уздечного набора комплекс датируется концом I – началом II вв. н.э. Зеркало находилось в плетёном древесном футляре, на котором сохранились остатки парчи с золотой вышивкой. Оборотная сторона зеркала оформлена сложным рельефным орнаментом. В центре оборотной стороны имеется шишка-петля полусферической формы. От неё отходят четыре лепестка. Эта розетка заключена в ободок. Далее следуют две ленты из параллельных косых линий, внутри которых заключено уплощённое рельефное кольцо. За ним находится внешнее орнаментальное поле, разделённое на сектора четырьмя полусферическими выступами. Внутри каждого сектора имеется стилизованное изображение дракона. Под туловищем дракона – феникс, под хвостом – иволга. По краю зеркала проходит широкий уплощённый бортик. Диаметр диска около 19 см.

Фото 2.jpg Фото 3.jpg

Язык древнекитайского искусства исключительно символичен, так как он передает основные космогонические идеи китайцев. Любой художественный объект воспринимается как свод сакральных знаний о мире, о космосе и его структуре. Например, круг в орнаменте предмета – это воплощение Великого Неба, а квадрат - символ Земли, соединение которых рождает Космос. Зооморфные мотивы в искусстве связаны с почитанием священных животных и тотемистическими представлениями. Зверей считали духами предков, а позже образы животных стали связывать с древней натурфилософской концепцией пяти первоэлементов или стихий, из которых рождается весь мир. Она соотносится с представлениями о времени (четыре сезона) и пространстве (стороны света).

В китайской культуре с древних времён орнамент традиционно наделён благопожелательным смыслом, выражающим идею полноты и совершенства всего сущего. «Благопожелание» включает в себя такие понятия, как: счастье, богатство, карьера, долголетие, радость, называемые в конфуцианской культуре «пять компонентов полного счастья» и ставшие главными темами китайского орнамента. К зооморфной группе благопожелательного орнамента относятся многочисленные изображения животных, птиц, рыб и насекомых. В китайской мифологии большое место отводилось пяти существам: дракону, фениксу, тигру (иногда его заменяет цилинь - вариант китайского единорога) и черепахе.

Дракон считается символом счастья и олицетворением весны.

Феникс – волшебная птица, символ тепла, солнца, лета и хорошего урожая. Птица феникс также предвестник счастья и благополучия, поэтому его всегда и везде все ждут. В древние времена в Китае существовали парадные женские головные уборы в виде феникса, позже такие головные уборы стали носить все невесты.

Изображения в виде танца дракона с фениксом символизировали взаимодействия мужского и женского начала.

Другая птица, изображённая на зеркале, - иволга, за своё чудесное пение получила название птицы радости, музыки, весны и оживления природы в Китае. Иволга также является символом счастливого брака.

Таким образом, можно предположить, что представленное зеркало являлось свадебным подарком. (ФОТО 4)

Фото 4.jpg

Интересен вопрос о путях проникновения подобных зеркал на территории, столь отдалённые от Китая. Некоторое время было принято связывать распространение китайских зеркал в Волго-Донском регионе с функционированием северной ветки Великого Шёлкового пути. Однако, сопоставив датировки сарматских погребальных комплексов с китайскими зеркалами и время производства зеркал в Китае, учёные выявили временное расхождение в 100-150 лет. В результате, в настоящее время учёные склоняются к мнению, что ханьские зеркала поступали в регион не посредством торговли, а в результате миграционных процессов, они были принесены из Средней Азии новым племенным объединением, возглавляемым аланами.

По своему химическому составу, процентному соотношению олова и свинца (подобные составы характерны и для бронз зеркал, найденных в Китае) можно с уверенностью говорить о том, что представленное зеркало не является подражанием китайских зеркал, а было изготовлено китайскими мастерами и происходит с территории Китая.

Олих О.Г., хранитель музейных предметов коллекции «Археологические памятники»

 

 

18.07.2023

Неизвестная история чеховской «Чайки» (по следам музейного предмета)

В 2023 г. в России отмечают 125-летие основания Московского Художественного театра. Подлинным рождением МХТ считают постановку чеховской «Чайки» в 1898 году. Но мало кому известно, что первый успех ждал эту пьесу не на российской, а на чешской сцене.

В коллекции музейных предметов «Чеховский фонд» Таганрогского музея-заповедника особое место занимают предметы с автографами, владельческими и дарственными надписями А.П. Чехова. Один из таких предметов – афиша спектакля «Чайка» в пражском театре Шванды с автографом А.П. Чехова. (Фото 1. Афиша)

Фото 1 (1)_обработано.jpg

Афишу прислал А.П. Чехову Прусик (псевдоним — Щербинский) Борживой (Борис Федорович) (1872-1928) - чешский литератор, критик, корреспондент русских журналов «Север», «Театр и искусство», переводчик на чешский язык произведений А.С. Пушкина, Н.В. Гоголя, Ф.М. Достоевского, Л.Н. Толстого, М. Горького. Он был первым переводчиком пьес А.П. Чехова на чешский язык и вел активную переписку с писателем. В мае 1896 г. Прусик писал Чехову: «Вообще будьте уверены, многоуважаемый господин писатель, что так, как Вас, мало кого из современных русских писателей у нас любят».

Летом 1896 г. Б. Прусик приезжает в Россию, посещает Нижегородскую промышленную и художественную выставку. Однако с Антоном Павловичем ему встретиться не удалось. Вот что он писал Чехову в письме от 9 августа того же года: «Глубокоуважаемый господин писатель! Так как короткое время не позволило искреннему Вашему почитателю заехать в Лопасню и лично сложить Вам свой поклон и поблагодарить Вас за высокое удовольствие, которое Вы доставляете мне как читателю и за любезность, с которой Вы обращаетесь со мной как с переводчиком - то прошу хоть в этой форме письма принять выражение моих благодарных чувств. Прошу Вас и далее позволить мне переводить Ваши сочинения».

В этом же письме Прусик сообщает, что прочел в газетах «про новую театральную пьесу «Чайка» и просит Чехова «позволить перевести ее для нашей публики», обещая, что «первый экземпляр перевода конечно вышлю Вам».

Прусик действительно прислал А.П. Чехову чешское издание «Чайки». Эта книга хранится в музейном собрании «Личная библиотека А.П. Чехова» и имеет автограф: «Глубокоуважаемому Антону Пав. Чехову в знак искренней преданности. Бор. Прусик. 26.I.1900» (Фото 2. Чехов А.П. «Чайка» на чешском языке в переводе Б. Прусика с автографом)

Фото 2.jpg

В октябре 1901 г. Прусик пишет А.П. Чехову: «Прошу Вас, глубокоуважаемый Антон Павлович, любезное позволение перевести все Ваши рассказы (по изданию Маркса) на чешский язык! Вас столь любят у нас, что полное собрание Ваших рассказов ожидается нетерпеливо!». Экземпляр перевода рассказов Б. Прусик также высылает А.П. Чехову с автографом «Глубокоуважаемому автору его переводчик. 20/2 03» (Фото 3. Чехова А.П. «Юмористические рассказы» на чешском языке)

Фото 3.jpg

В статье «Чехов в Чехословакии» Ш.Ш. Богатырев отмечает, что переводы Б. Прусика, пользовались в то время хорошей репутацией и почти неизменно сопровождались пометкой: «авторизованный перевод» («AUTOR. PREKLAD Dra BORIVOJE PRUSIKA»). Он же упоминает, что во время гастролей Московского Художественного театра в Праге в 1906 г. Прусик подарил это же издание О.Л. Книппер-Чеховой с надписью: «Глубокоуважаемой г-же О. Книппер на добрую память от искреннего поклонника ее изящного искусства Б.Ф. Прусика. 1906. 4.IV».

Б. Прусик лично хлопотал о постановке «Чайки» в Пражском Национальном театре, но его попытки не увенчались успехом. В письме от 16 июня 1897 г. он пишет: «Чайку» вчера кончил. Вышлю к драматургу (*драматург – заведующий репертуарной частью Национального театра). Вы не знаете, какое у нас несчастие с драматургами… Этот опять тащит на сцену старые французские фарсы, которые смешили не только наших отцов, но даже наших дедов… Но все-таки попробую».

Однако нежелание ставить «Чайку» на сцене Национального театра было связано, по всей вероятности, с дошедшей до пражского общества информацией о провале пьесы в Александрийском театре: «театр не может ставить пьес, у которых так мало поклонников и столько недоброжелателей». Но главная причина, как указывает Ш.Ш. Богатырев, «..заключалась в самой пьесе… Вся эта новаторская сущность «Чайки» была чужда репертуарной политике Национального театра».

Вместе с тем Б. Прусику все же удалось добиться постановки «Чайки» на сцене театра Шванды на Смихове. Премьера состоялась 26 декабря 1898 г., за три дня до премьеры на сцене Московского Художественного театра.

Б. Прусик в тот же день пишет А.П. Чехову: «Спешу сообщить Вам, что наконец мне удалось поставить Вашу «Чайку» на сцене театра барона Шванды. Успех был громадный, необыкновенный. Все играли с чувством, превосходно». С этим письмом Прусик послал автору и вышеупомянутую афишу спектакля. В ответном письме Антон Павлович поблагодарил Бориса Федоровича и за приятное известие, и за афишу, которую обещался сохранить на память.

Отзывы на постановку пьесы российского драматурга в Чехии были разные, но большинство по достоинству оценивали её. Так рецензент журнала «Thailie» писал: «Пьеса не театральна. Впрочем, у интеллигентного зрителя она могла вызвать немало горячих восторгов… В «Чайке» есть что-то такое, над чем мы могли бы задуматься». Другой критик на страницах журнала «Čas» отмечал: «Писатель построил пьесу так, что в ней отчетливо переплетается несколько драматических линий. Автор, полагаю, хочет сказать: такова жизнь… Присмотритесь ближе! Смотрите, как каждый из них мучительно переживает свою жизненную драму… Жизнь для всех людей - драма, и как драму ее и должен был бы запечатлеть драматург».

Эти высказывания рецензентов перекликаются со словами Вл.И. Немировича-Данченко из письма А.П. Чехову по поводу «Чайки»: «…Эти скрытые драмы и трагедии в каждой фигуре пьесы при умелой, не банальной, добросовестной постановке захватят и театральную залу».

Великий русский режиссер не только понимал саму суть пьесы, но и знал как её подать зрителю: «Тебя надо показать так, как может показать только литератор со вкусом, умеющий понять красоты твоих произведений и в то же время сам умелый режиссер. Таковым я считаю себя…».

И сделать это ему удалось! «В «Чайку» вчитываюсь и всё ищу тех мостиков, по которым режиссер должен провести публику… Публика еще не умеет отдаваться настроению пьесы, - нужно, чтобы оно было сильно передано».

Вспоминая премьеру «Чайки», Вл. И. Немирович-Данченко писал: «Публика переставала ощущать театр… прорывавшиеся в актерских голосах ноты скрытой скорби заколдовывали. На сцене была «настоящая», а не театральная жизнь в простых человеческих столкновениях».

Письмо, которое Прусик прислал А.П. Чехову по поводу успеха «Чайки» на сцене театра Шванды, писатель переслал Вл. И. Немировичу-Данченко со словами: «Посылаю тебе письмо чеха Прусика, переводчика «Чайки». В Праге шла «Чайка», шла твоя пьеса. Чтобы Прусик не думал и не печатал в чешских и немецких газетах, что «Чайка» шла на казенной сцене, пошли ему афишу Художественного театра».

Отправил ли режиссёр афишу «Чайки» МХТ в Прагу или нет, нам не известно. Но историю первой постановки чеховской пьесы на чешской сцене сохранили музейные предметы из собрания Таганрогского музея-заповедника, а мы рассказали её Вам!

 

                                               Жмайлова А.Г., хранитель музейной коллекции «Чеховский фонд»


Страницы: Пред. 1 2 3 4 5 След.